July 19th, 2014

Доктор Шафтхаузен

Рай и ад / Tengoku to Jigoku (1963)

Третий выстрел второго тура рулетки. Рай и ад.

Режиссер: Акира Куросава
По роману Эда Макбейна «Выкуп Кинга».
В главной роли: Тосиро Мифунэ

Кинго Гондо - акционер и член правления обувной компании "Национальная обувь". Правление хочет свергнуть президента компании, "Старика", который всю жизнь производил солдатские ботинки, так что в изящных женских туфелках не смыслит ни бум-бум. Акционеры предлагают Гондо объединить усилия и акции, Кинго в принципе согласен, что Старик устарел, но и с новой "политикой партии", которую предлагают заговорщики, он не согласен - если власть перейдет в эти руки, слишком уж заговорщики собираются экономить на себестоимости, а это уже будут не хорошие японские туфли, а Китай голимый.

Гондо выставляет заговорщиков за дверь, и мы узнаем, что он готовит собственную революцию, и для этого заложил все свое имущество, чтобы выкупить блокирующий пакет акций. Стоит гостям переступить порог, как на дом Гондо обрушивается беда - похищен сын Кинго, и за его возвращение просят огромную, непомерную сумму, практически все, что у него есть. Правда тут же выясняется, что преступники ошиблись и похитили не Гондо-младшего, а сына его шофера. Похититель быстро обнаружил свою ошибку, однако это ничего не меняет, он все равно требует те же деньги, пусть даже и не за родного мальчика, а так, стоящего рядом.

Гондо понимает, что он не может пожертвовать такие деньги в столь ключевой момент своей карьеры и всей жизни. Кредиторы съедят его с потрохами. Он и не собирается их платить, хотя его уговаривает жена, готовая сменить жизнь в особняке на холме на квартирку в трущобах. Да и шофер, отец парня, валяется в ногах...


Я не читал роман Макбейна, так что ен моуг сказать, насколько точно Куросава передал сюжет, а главное контекст первоисточника. Н я уверен, что европейское и американское кино сделало бы акцент на классовой вражде, на бедном человеке, бросившем вызов богачу.

Куросава же снял фильм прежде всего о зависти. Точнее, о моральном выборе и зависти. Точнее, о моральном выборе, зависти и безумии. Фильм можно разделить на несколько частей, каждая из которых снята в собственной манере, даже в собственном жанре. Начинается как производственная драма. Совещание руководства "национальной обуви", долгие разговоры о женских туфлях, причем манера разговора всех участников усиленно напоминает самурайскую речь. Кажется, вот-вот самурай Мифунэ выхватит меч из-под дорого пиджака и отрубит голову собеседнику. Интересно сделана сцена ухода "гостей" - все персонажи одеты в европейские костюмы, обувь, которую они обсуждали - обычные модельные туфли, такими гардеробы героинь "Секса в большом городе" забиты под завязку. Но повожать их выходит жена Кинго в традиционном японском костюме. И она одна носит японскую одежду во всем фильме. Неудивительно, что именно эта женщина с самого начала настаивала на том, чтобы пожертвовать деньгами ради мальчика.

Телефонный звонок - и фильм резко меняется. Мы попадаем в эпицентр криминальной драмы, медленной, тягучей и трагической, как любая история о похищении детей. Разговоры домашних в полицией, разговоры по телефону с похитителем, раздавленный отец, и ядро всего - битва, которую Гондо ведет сам с собой. Деньги, а по сути вся жизнь Кинго против жизни почти чужого мальчика.

Но вот решение принято и мы получаем обычное полицеское расследование. Копы совещаются в раскаленной комнате. Здоровенные мужики, обмахивающиеся веерами. Забавно показана процедура совещания. Как и в любом полицеском фильме, огромная следственная группа обменивается информацией, набившись в крохотное помещение. Но мы быстро понимаем, что вся эта толпа по сути распределена на пары, каждая из которых отвечает за свой участок расследования.

И финал фильма - уже психологическая драма, в которой фокус наведен на похитителя, и мы постепенно убеждаемся в безумии этого человека, в том, насколько он вывел себя за грань добра и зла, причем никаких рациональных причин для его поступка и его ненависти к Гондо нет. Только зависть и жалость к себе, которые свели его с ума.

Рай и ад - безусловная классика, равно как и Акиро Куросава - безусловный гений. Мифунэ - постоянный актер Куросавы, и его игра - особенно в первой части картины - тонкий моноспектакль.

9/10