Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Доктор Шафтхаузен

150 лучших фильмов

Что-то мне захотелось составить список лучших и любимых (это не всегда совпадает, кстати, хотя я пострался найти общий знаменатель) фильмов. Список, правда, не захотел укладываться в сотню, поэтому я позволил ему захватить еще немного территории. В итоге он за пару лет превысил полторы сотни. Следующая отметка - 200.

Местами он может показаться спорным, но это ведь мой список, так что там есть фильмы, которые мне просто кажутся харизматичными. И там нет многих безусловных шедевров мировой культуры, но опять-таки, я старался собрать кино, которое мне либо очень понравилось,либо произвело неизгладимое впечатление.

И да, я наверняка что-то забыл и потом, конечно же вспомню и буду локти кусать. Так что через пару деньков прикреплю уже прикрепил этот пост в верх ленты, чтобы его править всю оставшуюся жизнь. И в дальнейшем буду вас оповещать об изменениях, главным образом о новых поступлениях.


Collapse )

Флешмоб 7 ответов, v.2

Подоспела еще одна порция вопросов, на этот раз от коллеги hellstalker

1. Ливанов или Евстигнеев.
Оба, безусловно, звезды необычайной величины, класса "теперь таких не делают". Все же делаю выбор в пользу Евстигнеева, особенно учитывая разброс, диапазон созданных им образов.


2. Судья Дредд или Робокоп.
Тут двух мнений быть не может - Робокоп однозначно, никакого сравнения. Особо жалко, что такой талант, как Питер Уэллер, не стал полноценной голливудской звездой (сравним с Харрисоном Фордом, который тоже взял старт в классических фантастических франшизах)


3. Колизей или Эйфелевая башня.
Забавно, не был ни там, ни там, хотя и побывал рядом. Колизей был закрыт для посещений, а на башню я сам не захотел подниматься, потому что высоты боюсь. Рим, кстати, мне понравился больше, чем Париж, так что голосую за Колизей. (на снимке Брюс Ли и Чак Норрис месят друг друга в том самом Колизее, все же знают, что культовая сцена из фильма Путь дракона снималась именно там?)


4. Жюль Верн или Александр Дюма.
Хочется ответить, что Верн сделал больше для мировой культуры в целом и для фантастики в частности. Но все же в детском коллективном бессознательном советской детворы Дюма впечатался куда сильнее (чувствую, сейчас набегут с опровержениями :))) ). Ну и бесконечно забавная новая теория, что Дюма-отец - на самом деле А.С.Пушкин, инсценировавший свою смерть. Ну одно же лицо, разве нет?


5. Ридли Скотт или Пол Верховен.
Я бы уверенно выбрал Верховена, единственное, что меня останавливает - гениальный Бегущий по лезвию. (И гениальный Чужой, но был бы он так хорош без камероновского продолжения? И не дискредитирован ли вклад Скотта позорными приквелами?) А всякие-разные Гладиаторы - вовсе какой-то позор. Нет, все же по сумме баллов Верховен побеждает! И вот вам красивая Стоун, знаменитую сцену сами вспомните, есть же у вас фантазия!


6. Сигурни Уивер или Мишель Пфайфер.
Я обожаю Мишель Пфайфер! Но Сигурни - наше фантастическое все!


7. Корбен Даллас или Макс Рокатански.
Да ладно, Корбен вне конкуренции! А у Гибсона в дальнейшем будут роли и покруче!


По традиции задам вопросы первым трем попросившим
Робохопкинс

Дэн Симмонс. Террор / Dan Simmons. The Terror

В основу положена реальная история экспедиции Джона Франклина, погибшей во льдах Арктики. В сороковых годах XIX века Франклин пытается на двух паровых ледоколах "Эребус" и "Террор" завершить открытие Северо-Западного прохода, то есть проложить морской путь через между Тихим и Атлантическим океанами через Арктику.

Идея благая, но некомпетентность Франклина вкупе с его непоколебимым снобизмом и самоуверенностью, обрекают экспедицию на гибель. Роман начинается примерно с середины похода, когда корабли уже заперты льдами без какой-либо надежды на скорое освобождение. Далее многочисленными флешбеками показываются истории самого Франклина, а также капитана второго судна, "Террора", - Фрэнсиса Крозье (которого можно считать главным героем романа, хотя там довольно много точек зрения фокальных персонажей). И вот в этих хронологических отступлениях показано, насколько Франклин ничтожен, как организатор подобного проекта и как личность, что он не способен не только спланировать сложнейший поход, но даже просто прислушаться к доводам разума со стороны старших товарищей. Например, ему говорили, что двигатели, снятые с паровозов, не годятся для оснащения ледоколов, и что они даже слабее маломощных паровых котлов буксиров, выводящих "Террор" и "Эребус" в открытое море.

Совершенно по другому воспринимается второй капитан - Крозье, личность сильная. Фрэнсис, пожалуй, единственная надежда экспедиции, и прежде всего он не допустил бы сложившейся ситуацию, но и от его доводов Франклин отмахнулся как от назойливой мухи.

Итог закономерен - корабли в ледовом плену, а экипажи медленне и страшно вымирают, не способные адаптироваться к арктической зиме. И это не интеллигентные неженки (там есть один такой персонаж, фельдшер, но он как раз показал себя хорошо в тяжелых условиях), а вполне закаленные в походах моряки.

К тому же Британское Географическое Общество сыграло с экспедицией скверную шутку в духе Беляевского "Прыжка в ничто" - закупило дешевые консервы, значительная часть которых оказалась бракованной. Охотиться или рыбачить моряки толком не смогли, так что люди загибались от голода, цинги и морального разложения.

Вторая причина гибели экспедиции - также человеческий фактор. Рыба гнила не только с головы, нашлись люди, привычно обвиняющие начальство во всех своих бедах. Франклин погиб довольно-таки рано, и, мертвый, уже не нес ответственности за плачевную ситуацию. Остальные же офицеры во главе с Крозье были людьми более менее вменяемыми, делали все от них зависящее для выживания. Но конечно же бунт зрел. В романе отдельная линия посвящена гомосексуальной парочке, проныре и умственно-отсталому громиле, напоминающей героев "О мышах и людях" Стейнбека. Вот проныра и был источником психологической заразы. Кстати, Симмонс политкорректно ввел и другую однополую пару, которая как раз вызывает симпатию.

И завершает список бед, кроме холода, голода, безумия и отсутствия перспектив, еще и мистическое чудовище, напоминающее гигантского белого медведя. Монстр охотится на моряков наподобие Хищника в одноименном фильме. И как тот инопланетянин, он практически неуязвим.

И казалось бы книга посвящена безнадежному сражению людей с априори агрессивной средой. Но финал ставит ситуацию с ног на голову. И одного этого достаточно, чтобы взяться за этот роман (хотя причин в изобилии - это по-симмонски напряженное, глубокое и психологически выверенное повествование). На самом-то деле среда вовсе не агрессивна, и достаточно не бороться с ней, а попытаться стать ее частью, принять Арктику как среду обитания. И с чудовищем, которое несомненно является символом этого места, можно найти общий язык (тут получился мрачный каламбур, который станет понятен после прочтения). Не бороться, а стать органичной частью этого мира - решение, которое морякам экспедиции оказалось недоступно. Но не представляло никакого труда для эскимосов, местных жителей, которые прекрасно себя чувствовали в этом аду, вовсе не считая его адом.

Резюмирую: сильнейшая книга, достойная одного из лучших фантастов за всю историю. Не такая глобальная, как "Гиперион", но не менее глубокая. И конечно же это напряженное жесткое повествование, которое не отпустит от первого слова до последнего.

10/10
Робохопкинс

Про орел и решку

Странная волна во френдленте хаять передачу "Орел и решка". Причем главное обвинение - что все фейк и подстроено. Ну конечно же подстроено! Это телепередача со своим сценарием, режиссером, съемочной группой и т.д. И каждый раз, когда ведущая в дорогом отеле отеле ложится спать, а мы это наблюдаем на телеэкране, пытливый разум может заподозрить, что перед ее роскошным ложем с балдахином стоит оператор с камерой, за плечом которого шепчет мудрые указания режиссер.

В чем фейк-то? Снимать передачу это работа. Никто не расслабляется в командировке перед камерой. Даже в банановом раю, а уж тем более в каком-нибудь дорогом столичном каменном мешке. Мы ловим в этих передачах не эмоции ведущих, типа одна в раю в пятизвездочном отеле расслабляется. другая в аду, пытается выжить на сто долларов там. где глоток воды стоит двести. Ну в самом деле, мы же люди, у нас должно быть развито абстрактное мышление. Нам показывают диапазон возможного.

Другое дело - фактические ошибки, например, неправильно указанные цены. Но и это простительно. Никто ведь всерьез не планирует уложиться в сто долларов, отдыхая в Эмиратах. Ну и если вы способны и готовы потратить штук двадцать зеленых на уикенд, вы обойдетесь без ценных указаний программы "Орел и решка". А вот что посмотреть, куда податься и вообще о чем это место, из передачи понять можно.

Еще были наезды на то, что ведущие не умны и частенько чушь несут. Ну да, там по идее такие простенькие парни и девчонки из народа не семи пядей. Такая перед ними стоит актерская задача. Очень забавно, когда "дерёвня" вселяется в президентский люкс, который стоит в ночь дороже, чем вся ее жизнь. В этом и есть фишка.

Эх, что у людей в голове творится!
Доктор Шафтхаузен

Руал Амундсен. Моя жизнь

felix_zilich замутил аццкое действо под названием Барсумская рулетка.
Если кратко - собираются отчаянные книголюбы, и заставляют друг друга читать книги, из числа тех, что сам бы человек вряд ли взял в руки.

Мне досталась "Моя жизнь" Амундсена - история человека, посвятившего свою жизни одной страсти.

Амундсена с детства не интересовало ничего, кроме Севера, и по сути он не получил от жизни ничего, кроме своих возлюбленных Арктики и Антарктики.

С трепетом приступил к чтению этой книги, прежде всего из-за ее возраста (книга вышла в 1927 году). К тому же знаменитый путешественник вовсе не должен был оказаться хорошим писателем (а я сильно сомневался да и сейчас не верю, что Амундсен нанимал литератора, чтобы обработать текст, он же не какой-нибудь политик, в конце концов). К примеру, чтение Фолкнера меня безумно утомило - многократный повтор каждой мысли, множество слов и пустопорожних рассуждений - я так и не осилил "Особняк". К моему облегчению, автобиография Амундсена напомнила мне по стилю и настроению книги Джеральда Даррелла - та же любовь к природе (в случае Амундсена меняем зоологию на географию), легкий и непосредственный язык. И такое же полное отсутствие интереса к чему либо, не имеющему отношения  в первом случае к живым тварям, во втором - ко льдам и снегам.


Collapse )

Про мебель

Дорогие друзья!
Кто-нибудь сталкивался с такими мебельными фирмами, как Роникон (шкафы-купе) и Тоскана Мобиле (кухни)?

Ярослав Веров, Игорь Минаков. Операция Вирус

Видит горы и леса,
Облака и небеса.
Но не видит ничего,
Что под носом у него.

Даниил Хармс издевается над Максимом Камерером


Хорошо быть писателем, тем более писателем талантливым, а еще лучше двумя, вполне поладившими соавторами (в окопе в компании веселее и не так страшно). Можно исполнить юношеские мечты и ответить на все вопросы, поставленные Стругацкими, разом на пяти авторских.

Я, например, всю сознательную жизнь с тех пор, как прочитал Стругацких, грезил о Странниках. И как об абстрактной идее, и о практических приложениях вроде саркофага, дырявой "Надежда" или транспортной линии.

"Операция" начинается с того места, на котором заканчивается "Жук муравейнике" - Экселенц стреляет, Абалкин падает, Глумова кричит. Тут-то все и завертелось...

Повесть - стопроцентный фанфик. Она соткана из цитат и сюжетных ходов, набранных из почти всех книг Стругацких о мире Полдня. Включая "Далекую Радугу" и "Попытку к бегству" (породившую одну из сюжетных линий повести), вроде бы на первый взгляд к разговору о прогрессорстве не имеющих отношения. Стилистика тщательно подражает оригиналу, что в общем-то в какой-то степени даже портит повесть.

Описание Островной империи и ее устройство очень интересны. Часть, посвященная Центру, несколько скомкана в пользу теоретических выкладок о трех кольцах, зато "отстойник" изображен ярко и вкусно (да-да, вкус бывает разный, не надо совать в рот всяку бяку). Есть тут один концептуальный прокол (опять же исключительно по моему мнению). Империя изображена технически не сильно отстающей от земных возможностей. Между тем Земляне превосходят все цивилизации, на которых прогрессорствует, настолько же, насколько Странники превосходят Землян. Прозвучала в тексте идея, что лучевые башни Отцов - подарок Странников. Помилуйте! Это наше родное изобретение. Плоть от плоти мира, в которым мы с вами живем. Странники же априори отличаются от нас логикой. Разница между моделями мышления столь же велика (на самом деле даже больше) чем между ценностями Антона-Руматы и дона Рэбы. Или даже между Антоном и Руматой.

Линия Саула Репнина. Тоже чистый фанфик. Ничего нового, насколько я смог заметить, к "Попытке" не добавлено. Но сюжетные лакуны заполнены, ситуация (и мир Полдня) рассмотрена с точки зрения Саула.

Беда в том, что в маленькую повесть слишком много напихано. Поэтому все скомкано, ни одна линия не развита в должной мере. Камерер вообще не пойми что делает на Сарракше. Зачем он поперся в Островную империю? Искать сына (вполне великовозрастного)? И только? Отчет о встрече Тристана и Гурона в имперских застенках никак не проистекает из действий Максима, вполне себе рояль в кустах. Более того, как-то уж Максим легко проник в заколдованный центр. И уж слишком шокирующим открытием стал беседа с "центровыми" о трех кольцах империи. Если центр сделал исключение именно для Камерера, то не слишком ли он на равных играет со всемогущими землянами, чья мощь гасится ими добровольно, строго из моральных соображений, очень подробно изложенных в "ТББ"?

Проблема именно в попытке дать все ответы на пяти авторских. Ответить одним словом на весь цикл "История будущего". Стругацкие - гении, прежде всего потому, что умели ставить вопросы, на которые нет и быть не может правильного ответа. Что свойственно моральной дилемме. Какие вопросы напрашиваются после Жука? "Что такое и кто такие Странники", а также "Был ли Абалкин человеком или казачком засланным", с логическим продолжением "Прав ли Экселенц". Вроде бы ответы даются очень рано - кажется, что авторы целиком согласны с Бромгергом: Комкон-2 - кровавая гэбня, Экселенц выжил из ума раньше, чем родился, и про Странников озвучена интересная идея (с которой я, кстати, категорически не согласен, но, естественно, мои версии и трактовки - мое личное дело).

На самом же деле авторы ответили для себя только на один вопрос, об Экселенце. Узнать доподлинно, был ли Абалкин бомбой Странников, можно одним единственным способом - позволить ему соединить детонатор в форме стилизованной буквы "Ж" с родинкой похожей формы под локтем. И посмотреть, что будет дальше. Экселенц такого допустить не мог. Авторы "Операции" тоже не позволили, тем самым дав блестящий, исчерпывающий ответ. Земля-то и в самом деле не Сарракш. Второй у нас нет.

Кстати, методики прогрессоров в Островной империи, точнее методика Максима, вполне подтверждает точку зрения Сикорски. Психоматрица, заставляющая шпиона ощущать себя обычным гражданином империи, и слеатющая при определенных обстоятельствах против Абалкина, верящего, что он землянин, а Сикорски - параноик, но почему-то тянущегося к детонатору. Чтобы доказать, что он человек? Или с него постепенно слезает психомаска? Или даже не слезает, может быть маска и не мешает программе?

Резюмирую: прочитал с огромным удовольствием. Действительно, хорошо и увлекательно написано. Сходство стилистики и настроения Верова и Минакова со Стругацкими я заметил еще в некоторых эпизодах "Десанта" Но удовольствие было бы гораздо больше, если бы авторы не пытались ответить на пяти авторских на все вопросы. которым Стругацкие посвятили целую книжную полку.