Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Доктор Шафтхаузен

150 лучших фильмов

Что-то мне захотелось составить список лучших и любимых (это не всегда совпадает, кстати, хотя я пострался найти общий знаменатель) фильмов. Список, правда, не захотел укладываться в сотню, поэтому я позволил ему захватить еще немного территории. В итоге он за пару лет превысил полторы сотни. Следующая отметка - 200.

Местами он может показаться спорным, но это ведь мой список, так что там есть фильмы, которые мне просто кажутся харизматичными. И там нет многих безусловных шедевров мировой культуры, но опять-таки, я старался собрать кино, которое мне либо очень понравилось,либо произвело неизгладимое впечатление.

И да, я наверняка что-то забыл и потом, конечно же вспомню и буду локти кусать. Так что через пару деньков прикреплю уже прикрепил этот пост в верх ленты, чтобы его править всю оставшуюся жизнь. И в дальнейшем буду вас оповещать об изменениях, главным образом о новых поступлениях.


Collapse )
Робохопкинс

Вадим Картушов. Стазис (2019)

Постаполикапсис. В Москве произошла катастрофа, суть которой мало кто понимает. В итоге Россия оказалась раздробленной на множество княжеств. В эпицентре же происходит явление под названием "Стазис", люди под его воздействием становятся "эмиссарами" - странноватыми зомби с телепатическими способностями.

В романе три основных сюжетных линии (поначалу кажется, что четыре, но две быстро объединяются). Первый - "недоэмиссар" Синклер, этакий герой-одиночка из вестерна, обладающий некоторыми чертами жертв Стазиса, но оставшийся человеком. К нему присоединяются девочка-экстрасенс и зеленый подросток.

Второй ключевой персонаж - схимник (если можно так выразиться о человеке в эпоху, когда все институты разрушены, в том числе и религиозные). Герой творил зло, потом с ним заговорил Бог, и он пошел по пути Света, как его себе представлял. Голос этот описал "монаху" некую миссию, которую надо совершить в Москве. Что за миссия, мы поймем в финале.

И третий - темная личность, которая тренирует проблемного подростка, обучая его некой зловещей разновидности дзена. И он тоже Даст ли это учение мальчику силу, увидим по ходу действия.


Серия "Сломанный миф", уже порадовавшая более чем незаурядной "Золотой пулей" (и новым романом Виктора Колюжняка, до которого у меня еще руки не дошли), и сейчас не подвела. "Стазис" умен и увлекателен, и выстраивает осознанную картину мира после апокалипсиса. Здесь как раз и есть небольшая засада, лично я начал втягиваться именно в описание политического и бытового уклада этого мира, и на мой вкус слишком быстро и слишком резко все ушло из политики в фантастику. Я правда считаю, что такой роман мог бы быть больше, неторопливей, посмаковать судьбы нового дивного мира и его героев.

Все это скорее похвала книге и автору, разве не все мы мечтаем услышать от читателя "почему так мало"?

8/10
Робохопкинс

Константин Крапивко. Бог пива



Энди Васин работает над большой компьютерной игрой в стиле фентези. Что именно он делает, особо четко не формулируется, но судя по всему он – модератор и проджект-менеджер, координирующий команду разработчиков. Видимо, еще и гейм-дизайнер, по крайней мере он использует для игровой магии заклинания из манускрипта, доставшегося ему от деда, а те в свою очередь из фашистских закромов.

Решив шутки ради испробовать заклинания в жизни он получает не слишком контролируемые, но вполне реальные результаты. А после и вовсе переносится в фентезийный мир, не виртуальный, как можно предположить из вступления, а просто параллельный, с богами и волшебниками.
Энди как раз оказывается на местном Олимпе в местечке, заселенным пантеоном и первым делом знакомится с харизматичным Богом пива Бьорном.
Бьорн к этому моменту умудрился рассориться со всем пантеоновым начальством, а главное – с Богом войны, который жаждет шкуру спустить с нахала. А Бог пива воевать или драться не умеет. Он сотворяет прекрасное пиво, а кроме того пишет весьма реалистичные картины.

Бог пива исподтишка пакостит Богу войны и ударяется в бега. Энди же божественное начальство по ошибке отправляет в другой мир, где он не сразу, но встречает беглого Бьорна.

Далее в программе – побег из тюрьмы, племя каннибалов, погоня сквозь джунгли и всяческие приключения…


Collapse )
Робохопкинс

Угорь / Unagi (1996)

в рамках кинорулетки "Победители Каннского кинофестиваля", спасибо коллеге altereos




Режиссер: Сёхэй Имамура
В ролях: Кодзи Якусё, Миса Симицу

Ямасито получает анонимное письмо, в котором говорится, что жена ему изменяет, пока тот по ночам ловит рыбу (такое у парня хобби). И герой следующей же ночью возвращается рано, застает жену с любовником и ее убивает ножом, а казанову сильно ранит. После этого Ямасито сам сдается полиции, отсиживает 8 лет, и его выпускают досрочно за хорошее поведение.

У него существуют какие-то сбережения, точнее он получает наследство после смерти матери, а остальное - плата за труд в колонии. Ямасито покупает заброшенную парикмахерскую в богом забытой дыре. Профессии цирюльника его обучили в тюрьме.

Главное его желание - забиться в угол, и чтобы его не трогали. Единственное живое существо, с которым ему нравится общаться, это угорь, живший в тюремном пруду. Видимо там к Ямасито хорошо относились, потому что угря выдали в пакете с водой при освобождении. Но как герой ни стремится к одиночеству, он все равно помимо своей воли обрастает друзьями. Это священник, взявший Ямасито на поруки, жена священника, рыбак, сумасшедший, ждущий инопланетян, мелкий бандит, мечтающий навязать Ямасито крышу (впрочем, вполне безобидный). А самое сложное для Ямасито - дамочка, до жути похожая на его покойную жену, которая решила отравиться неподалеку от салона на почве личных проблем. Ямасито дамочку откачал, она в итоге поселилась у священника и стала работать в парикмахерской, отчего дело сразу пошло на лад. Но дамочка вздумала влюбиться в Ямасито, к чему тот вовсе не был расположен.

Для полноты картины тут же начал работать на мусоровозе еще один зек на УДО, не слишком любивший Ямасито. Короче, вместо простой жизни парень получил слишком сложную.

Странное, конечно, в Японии УДО - нет никаких офицеров, строго надзирающих за освобожденным, парня отпустили на честное слово священника (буддийского, ясное дело) и никак особо его жизнь не ограничили, разве что строго настрого запретили вляпываться в неприятности, чего Ямасито выполнить не сумел, хотя и очень старался.

Интересно, что лет двадцать назад я бы воспринял происходящее совсем по другому. Я бы переживал, что Ямасито сторонится людей, и от любви красивой и милой женщины старательно отворачивается. Мало ли, что у него в анамнезе, второй шанс сам плывет в руки, и нечего, понимаешь ли, избегать. Теперь же я вижу в фильме, как трудно человеку сохранить личное пространство. Даже забившись в последнюю дыру герою не удается отгородиться от мира. И чем больше он отгораживается, тем сильнее мир к нему тянется.

Особенно это касается новой пассии Ямасито, которая все навязывала и навязывала всю эту ненужную ему романтику. Хотя он не только не давал ей повода, но и всячески от такого подарка отнекивался. И как оказалось не зря - в загашнике у дамочки оказался огромный груз проблем, вовсе не нужный освобожденному досрочно.

С другой стороны, вот так через "не хочу" герой обретает новый мир, где ему находится место, и где все знают, кто он, и никого это не отвращает.

Фильм очень неторопливый и созерцательный, а вереницей фриков из глубинки слегка напоминает картины Жене. Также режиссер не чурается эротики, причем, одна постельная сцена, где героини и ее бывшему (это флешбек) мешает заниматься сексом ее сумасшедшая мамаша ("я в такой обстановке трахаться не могу, но не беда, мне твоя мама подарила вибратор"), и они не прекращая основного занятия начинают обсуждать и мамашу и всякие насущные проблемы.

Безумная мамочка там просто блеск, постоянно танцует фламенко, по пьяни домогается до зятя на глазах у дочери, и навязывает ему деньги, несмотря на отчаянные просьбы дочери этого не делать. Все это приведет девушку к суициду, а Ямасито к неприятностям и нарушению условий УДО. Зато зрителю весело.

7/10
Робохопкинс

Г.Л.Олди. Сильные. 2016

Юрюн Уолан - мальчик, ожидающий в подарок на совершеннолетие поход в кузню. Там свершится ритуал, который должен превратить парня в «боотура», в минуты опасности способного «расширяться», превращаясь в сверхъестественного воина. Иначе говоря, становиться сильным. Обычное дело. Но Юрюн – простак и слабак.

Дилогия «Сильные» - фантастическая семейная сага по мотивам якутского эпоса «Олонхо», а конкретно «Нюргун Боотур Стремительный». Согласно якутской мифологии люди и боги живут в трех мирах, имеют три души – материнскую, то есть традиции, земляную, то есть тело, и воздушную, то есть разум. И это все, что вам надо знать об якутском эпосе, чтобы понять роман, а на самом деле не требуется и этого, поскольку Олди заботливо все нам расскажут и о трех мирах, и о трех душах, и о судьбе несчастного Нюргуна. Да я и не собирался изучать якутский эпос, я читал роман Олди и пишу сейчас именно о нем, а не об Олонхо.

Книга получилась чрезвычайно многослойной даже для творчества Олди. Следить за трансформациями контекста в дилогии подчас не менее интересно и захватывающе, чем за перипетиями.

Внешний слой – эпос: трехмирье, оленеводы, жирная пища и море кумыса. К слову, оленеводов как таковых в романе почти и нет. Друзья маленького Юрюна Уолана, героя романа, заезжие бандиты, которых заматеревший Юрун рубит в лапшу, и бедолага, вздумавший приватизировать сестру Юрюна.

Герои романа – Айыы, боги. И первые же описания богов, их быта, их способностей создают новый контекст – научно-фантастический. Роман опирается не только на эпос, но и на «теорию времени» академика Козырева. На самом деле для читателя и это не так важно – еще одна обертка, декорация. Стержень одинаково далек и от Олонхо, и от энергии времени.
Следующий и весьма существенный слой – семейная сага. Все происходящее можно описать как «семейные разборки». Под семьей мы понимаем не только родственников Юрюна. Все «сильные», боги трехмирья – большая семья. И такой подход мы уже встречали у Олди в Ахейском цикле. Подход такой же, но контекст совсем другой: там термин «семья» обозначал мафию, или, если хотите, глобалистских закулисных кукловодов. Одиссей же, к примеру, выступал в роли марионетки. Отсылок к Ахейскому циклу, кстати, довольно много. Например, лук Юруна – чем не пасхалка?

В «Сильных» Айыы объединяет другое – общая вина и общая беда. Мы далеко не сразу понимаем, что это за беда, но чувствуем душевные муки богов. Что это за существа, Сильные? Олди дают футуристическое описание типичного жилища Сильных: «чудо-лиственница, что пошла на столбы – никакая не лиственница. Это вообще не дерево. И камень, из которого порог сложен – не камень. И золото-серебро... Стоп! Золото-серебро – это да, золото и серебро. Но только сверху, тонким слоем. Для красоты и солидности. На деле же под золотом и серебром – совсем другой металл. И добро б только металл! Тринадцать разных слоев…» Боги могут оказаться кем угодно, пришельцами, при этом нет принципиальной разницы, оттуда к нам, то ли отсюда к ним, гостями из будущего или же из прошлого в деградировавший мир.
Но важно не то, откуда взялись боги. И даже не то, как они управляют этим миром. Перед нами семейная сага. И мы очень быстро проникаемся проблемами этой семьи.

Юрюн узнает, что его брат томится, прикованный к скале. К вращающемуся стрежню, окруженному системой шестеренок. Юрюн никогда не видел механических часов, ему простительно не распознать метафору. Мальчик не может смириться с несправедливостью и требует от семьи ответа. И семья не сразу, но дает не просто ответ, а право решить судьбу брата. Юрюну! Простаку и слабаку, не похожему на богов. Слабак, он не любит расширяться. Почему? Чем его не устраивает жизнь богатыря, жил бы якутским бэтманом, защищал слабых, бил по морде злых… Мог бы. Не любил. Простак, он не ищет легких путей.

Как так вышло, что боги в полной силе делегировали мальчишке, сосунку, право стать совестью семьи, ее моральным эталоном? Да потому что они потеряли это право, приковав Нюргуна к скале. Очень скоро мы узнаем, что Нюргун – жертва науки, ключевой объект эксперимента по управлению временем на базе теории Козырева. И экспериментаторы оказываются в мире, который так и хочется назвать их коллективной Внутренней Якутией. И объект прикован столбу.

Да, они – боги. Каждый из них способен «расширяться» по-своему. Юрюн, как и положено боотуру, становится сильнее, но глупее. Вроде бы метафора очевидна – животное начало берет верх над человеческой сущностью, инстинкты побеждают разум. Развиваясь, боотур деградирует. Вершина этого «развития» - демон из Нижнего мира, вечно расширенный Уот.
Антиподы влюбленны в одну женщину, которая сидит в пещере на цепи и дрожит от страха, когда кто-то из женихов входит в ее камеру. Она не знает, кто к ней сейчас пришел, Юрун или Уот. Лично мне эти сцены до жути напоминали «Бойцовский клуб». Оказавшись в Нижнем мире Юрюн постепенно сам становится чудовищем. По капле, по чуть-чуть, позволяя себе слабость быть сильным. Только простаку Юрюну казалось, что он и Уот – разные люди. Нет, братец, это твой доппельгангер, и тебе надо очень стараться, чтобы не превратится в него полностью.

Вроде просто – Нижний мир - инстинкты, подсознание, животное начало. Средний мир – человеческая сущность. Верхний мир – сияющий разум. Просто, да непросто. Отличается ли расширение Уота из нижнего мира, трансформации Сарына из мира верхнего? Предположим, с боотуром все ясно, разум против агрессии, человеческое против животного, личность против инстинкта, можно ли сказать такое об идеальной акушерке, о воплощенном законе? О тех, чья функция в разы, на порядки сложнее, чем раз-два-три по морде, раззудись плечо, размахнись рука? Разве можно сказать о настоящих богах, что они «деградировали»? И разве не этого они хотели, проведя сугубо научный эксперимент, принеся науке в жертву своего первенца?

Вы этого хотели, вы это получили. И теперь спивайтесь на здоровье, наблюдая как вы превращаетесь в функции, теряя человеческую сущность. Не этого ли боится дядя Сарын? Да, больше всего на свете. Сарын, первочеловек, умница видит, что став функцией, сильный уже не способен эту функцию выполнять. Где растворившаяся в божественности богиня плодородия? Почему она не принимает трудные роды? Ей уже все равно. И вскоре сам Сарын попадает в ту же ловушку. Божественность как наркотик, в ней можно раствориться как в опиумном угаре.
Сопротивляться искушению может только Юрюн. Поэтому сильные доверили мальчику решать за них. И не прогадали. Юрун не секунды не сомневается, спасать ли ему Нюргуна. Он выстаскивает дядю Сарына из омута «божественности», когда тот теряет детей. И почему-то не Сарын во всей своей неисчислимой силе отправляется в Нижний мир спасать детей. Юрюн. Человек, не боотур.

И мы понимаем насколько важнее оставаться человеком, нежели становиться самой возвышенной, самой необходимой функцией. Только человек мог спасти свою невесту. И только человек мог спасти богов от своей участи. Мог разбудить Нюргуна. Человек, не бог.

Что же на самом деле произошло с этими людьми? Мне кажется, что теории Козырева здесь тоже не так важны. Есть ли разница какими теориями руководствовались ученые, ставя эксперимент, откуда черпали энергию. Из времени, так из времени. Могли и из Солнца зачерпнуть с тем же успехом. Это декорация, равно как и Якутский эпос. Моя версия – они сотворили из Нюргуна маленького Будду, который создавал во сне Трехмирье. В пользу этого свидетельствует огромный экзистенциальный бэкграунд, наработанный авторами за долгую творческую жизнь, и разные мелочи вроде исходной реальности, прорывающейся на миг сквозь сон Нюргуна. Главное не теории. Главное – оставаться людьми.

Написано на конкурс "Мемориальной премии имени Андрея Зильберштейна".
Доктор Шафтхаузен

Орган / Organ (1964)

В рамках кинорулетки "Чехословацкая новая волна", спасибо коллеге altereos.

Режиссер: Штефан Угер
В главных ролях: Франтишек Бубик, Александр Брезина, Камиль Марек

Чехословакия, Вторая мировая война, маленький городок. Монах-францисканец подрывается на мине, непонятно для каких целей закопанной вдали от линии фронта. Польский дезертир находит тело монаха, по случайности не слишком пострадавшее от взрыва и присваивает себе его рясу. В таком виде он приходит в монастырь, где ему из жалости дают прибежище.

Второй центр внимания - семья виноторговца и хормейстера в церкви. Его дочь собирается замуж за старосту (там какая-то другая должность вроде бы названа, мелкая шишка в мэрии). Девушка также укрывает подругу-еврейку, я не понял толком. знают ли об этом домочадцы, но вряд ли.

Хормейстер также играет на органе, но совершенно бездарно. Лжемонах, оказывается гениальным органистом. Ему разрешают играть на монастырском органе и он быстро становится легендой городка. настоятель же монастыря видит в его игре проявление божественной святости, он надеется, что в смутное время такая музыка сделает людей лучше.

Хормейстер поначалу проникается уважением к таланту парня, но постепенно им завладевает черная зависть.


Что бы было понятно, что собственно происходит в фильме. надо сделать экскурс в историю. В 1938 году Германия аннексировала у Чехословакии область, в основном заселенную этническими немцами. Почти одновременно Польша захватила другую часть страны. Вскоре после этого Гитлер предложил Чехословакии принять протекторат Германии и ослабленная Чехословакия согласилась без раздумий. Польша же сопротивлялась немцам и ее захват по сути и начал Вторую мировую.

Таким образом польский солдат одновременно враг и для Рейха, и для чехов. То есть органист находится в смертельной опасности, а со стороны монахов дать ему приют - действительно акт милосердия и отваги.

Я с опаской и неохотой начал смотреть фильм - хотелось чего-то забавно-оттепельного, типа того же "Кота", а досталось кино о войне, к которой чехи имеют не столь явное отношение, как СССР. По фильму это кстати хорошо видно - все живут обычной жизнью, просто флаги и лозунги другие. Нет ни единого персонажа-немца.

В итоге же фильм мне понравился, причем практически с первых кадров. "Орган" снят относительно спокойно и без надрыва. Главный герой почти ничего не говорит - и понятно почему, его бы сразу выдал акцент. Но играет действительно великолепно (и на органе, и в кадре). И кстати другого саундтрека кроме органа нет, что замечательно.

Понимаются очень важные проблемы и религиозного, и этического плана. Очень интересные символы - Христос, потерявший лицо, например. Кстати, настоятель беседует с Христом, и тот ему отвечает. Собачка потерянная. Старик-алкаш (я так понял, его жена подорвалась на той же мине, что и монах, но не уверен - перевод был очень куцый), выдавший интересную сентенцию, что в Чехословакии есть только два занятия - пить либо молиться.

Занятный фильм, без надрыва беседующий о таких важных вещах, как религия, милосердие, доверие, ответственность, музыка... Абсолютно не жалею, что посмотрел.

7.5/10
Доктор Шафтхаузен

Дмитрий Карманов. Я всемогущий

Роман - результат Партенитского семинара, изданный в серии "Нереальная проза" издательства "Снежный ком".

я всемогущий

Платон Колпин – невероятно везучий человек. Он обнаружил в себе это крайне полезное качество, когда сумел выпрыгнуть с парашютом из падающего ТУ-134, где никаких парашютов не предусмотрено в принципе. В дальнейшем Платон грамотно использует этот скилл, чтобы добиться невероятных результатов в своей жизни.
Платону частенько снятся сны философского содержания, в которых разные персонажи, от говорящего воробья, до бортпроводника, выдавшего герою несуществующий парашют (этот товарищ появлялся наиболее часто), делали Платону весьма прозрачные намеки солиптическог характера.

Игровой термин «скилл» прекрасно подходит к описанию этой книги. После авиакатастрофы герой будто бы играет в жизнь, пользуясь читерскими кодами. Эта метафора неоднократно звучит в тексте. В популярнейшей игре 90-х DOOMe была возможность не только проходить уровни на разных уровнях сложности, но также пользоваться читерскими кодами, которые давали игроку незаслуженное преимущество. Если развивать это сравнение, то герой начал игру используя относительно мягкий пароль IDKFA, который просто давал игроку больше оружия и брони. Платон еще мог попасть в тюрьму и там страдать вместе с другими заключенными, сознательно используя свое везение только при угрозе жизни. Но постепенно герой входит во вкус, переключаясь на IDDQD – код, дающий игроку режим бога – полную неуязвимость и доступ ко всем ресурсам.

Collapse )

Итак, главная мысль романа – жить в режиме бога смертельно скучно. Идея эта звучит в тексте слишком рано. Сны про бортпроводника обещают в финале какой-то философский вывод или хотя бы обьяснялку, откуда Платон взял свои невероятные способности. К сожалению, объяснение выбрано самое простое и очевидное, что смазывает общее впечатление  от романа. Тем не менее, читается «Я всемогущий» легко. К тому же читателю приятно, когда у героя все получается. Мы идентифицируем себя с героем и примеряем на себя его удачи и поражения.
На наших глазах складывается новый жанр – история незаслуженного успеха. Я уже сталкивался с такими книгами – в том числе и на Партенитском семинаре. Читать такую историю – все равно что играть в режиме бога. Имеет смысл, когда в твоей жизни есть другие способы проявить себя. Но мы играем не только для достижения результата, не только для эйфории, связанной с преодолением трудностей. Человеку усталому иногда нужно просто расслабиться, выпустить пар. Ему бывает приятно поиграть в режиме IDDQD. В жизни у нас есть настоящие полосы препятствий которые нам приходится преодолевать. У Платона такой полосы не было, оттуда и его смертельная скука. 7/10
 
Доктор Шафтхаузен

Бестиариум. Дизельные мифы

Летом в Снежном коме вышел сборник "Бестиариум. Дизельные мифы"; по вселенной DiezelPunk. В чем суть сеттинга? Лавкрафтовские мифы вторглись в нашу жизнь. Незадолго до Второй Мировой человечество парой неосторожных движений разбудило этих кошмарных богов, и теперь они властвуют над человечеством, меняя мир по своему усмотрению.
Это первое воплощение DiezelPunk, именно он создавал лицо вселенной, наполнял ее жизнью. И с этой целью сборник явно справился. Может быть за единственной оговоркой – дизель-панка, заданной стилистической основы всего проекта, я не обнаружил. Или же я не до конца понимаю, что это такое. Однако, это мелочи, главное достижение Бестиариума – мир кости обросли мясом, вселенная дана нам в ощущениях, что и требовалась сотворить.

Collapse )

Итого: как и во всяком сборнике есть несомненные лидеры, есть вещи, мне показавшиеся невзрачными, есть и крепкие середнячки, работающие на общий концепт. Со своей целью Бестиариум явно справился - представление о вселенной составлено.

Сюжеты, сюжеты...

Стащено у murzillo 

"для себя, чтобы под рукой было"

Известный писатель Хорхе Луис Борхес заявлял, что существует всего четыре сюжета и, соответственно, четыре героя, которых он и описал в своей новелле «Четыре цикла».
Самая старая история - история об осажденном городе, который штурмуют и обороняют герои. Защитники знают, что город обречен и сопротивление бесполезно.

Collapse )



Споры о том, сколько и каких сюжетов существует в литературе, ведутся до сих пор. Предлагаются разные варианты, разные цифры, но исследователи не могут прийти к единому мнению. В принципе каждый человек может найти свои варианты этого списка и, при должном желании, избавившись от всего лишнего, оставив только «скелет», найти подтверждение своей версии во всех произведениях мировой литературы.